I. Oперсонаже:

Краткое досье

Имя: Туман Сумрак Морок

Пол: самец

Дата рождения, возраст: 13 зарева 198 г./53 луны

Племя и статус в нем: Тигриное/воитель

Навыки:
Сила – 2 (Быстрая атака, Уклон)
Охота – 3 (Следопыт +1, +2, Зверолов)
Выносливость – 3

Вера: Звёздное Племя

Отношение к племенной власти: снисходительно-равнодушное; подчиняется приказам, «потому что так принято», однако никогда не выказывает неуважения открыто

Дополнительно:

Кровные узы:
Родители, Листоглаз и Медянка, мирно почили вечным сном.
Безымянный братец, будучи ещё более щуплым, чем везучий Морок, так и не выкарабкался, отмучившись неделю.

О внешности:
Худощавый угловатый абрис, плавно очерчённый на фоне окружающего мира, который от резкого контраста кажется непомерно ярким и светлым. Морок – наваждение, плод больной фантазии; смогли бы вы на самом деле поручиться, что промелькнувшая на мгновение рядом бесформенная тень – не обман бокового зрения? Его невозможно застать врасплох, невозможно чётко различить гладкие, скользящие движения, похожие на вечное волнение поверхности моря, невозможно досконально разглядеть смазывающиеся детали. Морок не запомнится вам ничем особенным, имея на удивление обыденную, быстро выветривающуюся из памяти внешность: поджарое телосложение, тонкие лапы-спички, короткая смоляно-чёрная шерсть, горящие жёлтые глаза. На морде его зачастую играет загадочная насмешливая улыбка – ему словно бы известно нечто особенное, и кот с издёвкой смотрит на собеседника, коему неведомы эти тонкости. В пасти нет-нет, да и сверкнёт, прикуёт к себе взгляд одна поначалу незаметная деталь: один из клыков, что слева вверху, заканчивается острым сколом. Кончик зуба безвозвратно утерян, обломан ещё в далёкой юности, горячей и бурной.
Морок ступает мягко и грациозно, не лишённый пластики, присущей большинству кошачьих; как жидкость, он скорее перетекает с одного места на другое, нежели переходит. Длинный хвост придаёт динамики, то и дело ходя волной. С бросающейся в глаза нескладностью, оставшейся с подросткового возраста, выглядит это поистине завораживающе, как и любое парадоксальное зрелище. Привычная сутулость выделяет острые лопатки, чудом не пронзающие кожу. Недостаток мышечной массы, равно как и густого покрова шерсти, чтобы это прикрыть, с головой выдаёт общую костлявость.
Голос у него под стать внешности, вестимо. Несмотря на спокойность и приглушённость, будоражит разум и эмоции, вызывая в душе бурю. Чтобы придать словам весомости, он окрашивается в различные оттенки многочисленных эмоций, располагая к себе собеседника. Как не заслушаться речами, льющимися беспрерывным потоком, сладострастным блаженством для ушей, ласково обволакивая внимающего туманом? Мороку легко внушить случайному коту то, что нужно. Он неумолимо склоняет на свою сторону, исчезая затем бесследно и оставляя теряться в догадках по поводу того, был ли смутный эпизод на самом деле.

Моральный очерк:
Морок – энигматичная личность, до сих пор так и не разгаданная и не понятая ни одним котом, кто даже знал бы его на протяжении всей жизни. Разглядеть его душу мешает окружение из плотной завесы тайн и секретов, ключ к которым можно безуспешно искать целую вечность. Им двигали некие мотивы, которые не всегда мог постичь даже он сам. Морок – бесконечная головоломка, не поддающаяся уразумению, с какой стороны ни зайди. Лабиринт, где каждый путь оканчивается тупиком. Он годами возводил это хитросплетённое сооружение, тщательно огораживая каждый уголок своей души.
Наверное, именно поэтому испытывал отравляющее омерзение, приметив индивидов «как-на-ладони» – коли захочешь, возьмёшь и прочтёшь от корки до корки, как открытую книжку. Он считал их до помутнения примитивными бесхитростными созданиями, не заслуживающими и капли внимания. Тянуло же его, наоборот, к тем, кто являл собой нечто исключительное, вот как он сам, к примеру. Что может быть снискать больше восхищения, чем персона, сходу не поддающаяся описанию, со своими предпочтениями, привычками, страхами и неприятием чего-либо? Морок находил наэлектризовывающее удовольствие в медленном распутывании клубка из множества этих ниточек, отслеживании малейшего нюанса; откуда-де вытекает эта занимательная склонность? что послужило триггером той или иной фобии? Да, он безумно любил узнавать других котов и кошек, въедливо исследуя каждый миллиметр сложного комплекса, что в конечном счёте представляет собой отдельную сущность.
Он неплохо преуспел в этом деле и, наверное, если переиначивать на человеческий лад, был бы уже неплохим психологом. Знания эти он в большинстве своём использовал в своих целях, но пока что не опускался до того, чтобы намеренно искать лазейки мимо строгих постулатов. Не сказать, чтобы черношкурый особенно уважал и чтил законы, но он понимал, с целью чего они существуют, и не стремился стать неисправным винтиком в единой слаженной системе. Принимать решения, затенённые лихорадочно метавшейся туда-сюда мыслью «а что мне за это будет, а сойдет ли мне это с лап?» ему всегда было мучительно трудно, и даже в конечном выборе он никогда не был уверен. В первую очередь для Морока превыше всего была сохранность собственной шкуры, порой вне зависимости от того, придётся ли пойти для этого по головам. Жертвовать жизнью ради священного спасения чужой он бы никогда не стал, не испытывая за это и угрызений совести, чересчур легко принимая жертву. С поля боя он, тем не менее, сбежал бы в крайнем случае, борясь до последнего. В какой-то мере он чувствовал признание собственному племени за то, что они дали ему (хотя и не считает семьей), а потому, случись что, свой долг отплатит.
К подавляющему большинству соплеменников он всегда относился нейтрально с уклоном в положительную сторону. Воитель по собственному желанию переключал видение массовки с серой массы на пестрящую разнообразными цветами толпу, если в какой-то момент ему нужно было выцепить определённого кота. В их отношении к себе он не находил никакого интереса и не стремился его менять. Отстранённость окружающих его вполне устраивала ровно до того момента, когда кто-либо из них не осмеливался заступить за невидимую границу допустимого. Непрошеного гостя он старался отвадить, мягко, но настойчиво отталкивая прочь. Ослеплённые субъективным отношением, сородичи видели в нём эдакую тёмную лошадку, не зная в точной степени, чего можно от него ожидать. Это будило в Мороке насмешливость, слегка подёрнутую разочарованностью, поэтому он часто поступал во благо племени. Однако порочность, пожиравшая его душу, словно метастазы, заставляла его гордо принимать лавры, толкая смотреть на остальных нарочито свысока. Подобное поведение могло бы смахивать на самоутверждение, но Мороку обычно было этого мало – он часто задыхался в тесноте окружающих его «надо» и «принято», не в состоянии расширить рамки. Время от времени в голову ему залетала шальная мысль затесаться в одиночки и таким образом полностью избавить себя от всех обязательств, но раз за разом он отметал её. Она упорно цеплялась за шероховатости и неровности сомнений, оставляя свои следы и всё больше себя, грозясь прочно укорениться в мозгу.
Что из этого могло бы остаться при сухом подведении итогов, лишённом излишней информации? Морок – фигура неоднозначная, на которой нельзя сходу поставить обобщающее клеймо. Походя на нейтрально-злого типа, он больше склоняется к отрицательной стороне своей сущности, но не до конца забрасывает и положительную, кое-когда обращаясь и к ней. Он занимается тем, что раскрывает чужие инкогнито, сохраняя при этом собственный статус. К окружающим изначально относится равнодушно, выделяя для себя лишь единицы. Хороший до поры до времени друг и крайне опасный враг.

Мемуары:
Морок родился в конце сезона Зелёных Листьев, когда жара уже начинает спадать, сменяясь нежным теплом, и на горизонте уже виднеются первые предвестники сурового Листопада. Пока он беззаботно резвился, познавая все прелести бытия котёнком, племя постепенно свыкалось с новой системой иерархии, стараясь не думать о новом аппарате власти, как о тяжёлом и неповоротливом. Не пытаясь вникать в причины излишней серьёзности и сосредоточенности взрослых, маленький Туман играл со сверстниками, уже создав свою компанию. В его раннем детстве не происходило никаких переломных событий, повлиявших в дальнейшем на всю оставшуюся жизнь – судьба пощадила чёрного котёнка на первое время. Но у неё в запасе были трудности и препятствия, которые ему только предстояло одолеть.
Следующий год не предвещал ничего знаменательного: жизнь шла своим чередом, юный Сумрак готовился к воинскому делу вместе со своими друзьями. Им хотелось непременно чем-нибудь отличиться, чтобы доказать, что они более чем достойны следующей ступени иерархической лестницы.
Орлиный выступ стал своеобразным катализатором всех процессов в жизни кота, произошедших впоследствии. Отправившись на опасный клочок земли всей гурьбой, они безо всяких злоключений проделали весь путь до него. Что уж там – кровь с молоком, горячая и кипящая, молодая удаль бьёт ключом, и кажется, что можно свернуть все горы и справиться со всем. Однако, как это зачастую бывает, амбиции затуманивают ясный разум и толкают на безрассудные поступки. Морок помнит произошедшее расплывчато – ему удалось заблокировать большую часть воспоминаний, но общие обрисовки не раз возвращались к нему в кошмарных снах. Он видел перед собой, как наяву, огромную разъярённую птицу с острым клювом и острыми же когтями на крючковатых лапах. В его ушах стоял оглушительный, пронзительный унисон крика орла и оруженосца, которому не посчастливилось стать его целью. Спина горела огнём от того, что птица, не зацепив кота должным образом, причесала его своими когтями. Если бы ему было известное такое понятие, он бы, не раздумывая, назвал это истинным адом на земле.
Дальнейшие события протекали в замедленном движении, словно продираясь сквозь вязкое марево, окутавшее рассудок оруженосца. Кажется, он столкнулся с равной толикой законной ярости и жалости соплеменников, разрываемый ими на две части. Кажется, последовало наказание, пусть и не слишком суровое – его благоразумно смягчили, чтобы не травмировать ещё больше. Кажется, их компания безвозвратно раскололась, превратившись в чужих друг другу котов, более не связанных ни единой ниточкой. Мороку было всё равно. Ему надо было пережить этот эпизод и привыкнуть к новому себе, осознав, что он уже никогда не станет прежним. Вообще всё больше никогда не станет прежним.
У него получилось. И он постарался найти себе отвлечение, чтобы не возвращаться мыслями к произошедшему. Завёл себе парочку хобби и привычек, заново влился в племенную жизнь, успешно пройдя испытание на крепость внутреннего стержня. Но едва он вернулся к реальному миру, судьба не преминула подкинуть ещё трудностей: смерть предводителя от барсука всколыхнула Тигриное племя, лелеявшее надежду на спокойное существование. В следующем году череда смертей продолжилась, и Морок, чтобы не сойти с ума, начал постепенно покрываться твёрдой оболочкой, надёжно укутывая душу в кокон. Ему было достаточно этих потрясений, и он отрешился от окружающего мира, бесчувственно взирая на то, как кот за котом бессмысленно отдают свои жизни в угоду случаю.
Тем временем в племени грозило поднять голову народное восстание против нынешнего предводителя. Недовольство росло с каждым днём, сам же воитель предпочитал оставаться в тени, со стороны наблюдая за текущими событиями. Он в кои-то веки начал выказывать в них увлечение, хоть пока что и держался поодаль. К шокирующей новости о смерти верхушки племени, свалившейся подобно снегу на голову, он отнёсся достаточно безразлично; Морока куда больше интересовало будущее, в котором он вознамерился принять хотя бы малейшее, но участие.

II. OВас:

Другие персонажи: нет

Судьба персонажа: покинет племя

Система: новая

Время на форуме: каждый день

Связь:

-
http://s5.uploads.ru/t/TI10l.png

-
http://s5.uploads.ru/t/QW6v5.png

shaddle88
http://s4.uploads.ru/t/WzE8F.png

-
http://s4.uploads.ru/t/j3X9R.png