I. Oперсонаже:

http://sh.uploads.ru/qG7T0.png

ДОЧЬ ВЕТРА
Другие имена: Проказа, Менестрель, Вё, Горлопанка, Ласка, Бересклет, Уво

Возраст:
12 лун

Пол:
самка

Вера:
Атеистка (впрочем, не отрицает присутствие потусторонних сил);

Принадлежность:
Одиночка

Навыки:
Сила – 1
Ловкость – 2
Выносливость – 1
Целительство – *недоступно*

Способности:
Сила – "Быстрая атака"
Ловкость – "Ловчий", "Следопыт+2"

Отношение к племенной власти:
Презрение и полное разочарование;

Кровные узы:
Свист |мать, жива, 56 лун, чистокровная Львица|
Куцехвост |отец, жив, 53 луны, чистокровный Лев|
Прибрежный и Жабогрив |братья, живы, 12 лун, чистокровные Львы|
Крысоловка |сестра, жива, 12 лун, чистокровная Львица|


О внешности:

Funky little monkey, she's a twisted trickster,
Everybody wants to be the sister's mister

Взгляни же на меня, взгляни скорее. Что осталось от той прежней малышки, что ты видел тысячу раз на дню? Почти и ничего – только те же манящие янтарные очи, взирающие на тебя с легкой манией азарта. Не с той глупостью и наивностью, коей когда-то, быть может, и искрились. Но я была нелепа в своем внешнем виде, а уж особо отвратны эти огромные глазенки навыкате. И как я могла быть такой отвратной. Как могла выкатывать их еще сильнее, чуть только мне становилось хоть каплю интереснее происходящее кругом. Ну да ладно, я давно уже прекратила те тщетные попытки быть настоящей. Увидите ли вы на моей морде хоть каплю искренности и тех былых эмоций. О, вы, вероятно, не увидите там ничего, кроме хамоватой усмешки. Я привыкла встречать всех этой наглой улыбкой, хотя она лишь по сути своей наглая. На деле же какая-то чарующая, толику безумна и, несомненно, призванная защищать. От чего? Да от собеседника же и призвана.

Когда-то надо мной смеялись и дразнили глупым прозвищем – Коротышка. Называя так, эти глупые олухи ржали, как ополоумевшие, считая данное прозвище подходящим такой дурехе. А теперь я бы посмотрела на их рожи, стоило бы им взглянуть на меня. Но я бы не позволила, не им точно. Где-то та моя детская неуклюжесть? С достоинством могу сказать, что маленькая Сов давно уже выросла, превратившись в красавицу. С чего я взяла? Хм, по моим скромным подсчетам. Когда пред вами маячит столь соблазнительно-гибкое тело, то волей-неволей не замечаешь чуть коротковатые лапы. Да и какая разница, какой они длины, когда столько изящества и грации в плавных движениях. Это, конечно, не суховатое тело Львов и не бугрящееся мышцами – Тигров. Это истинное тело одиночки, которой не раз приходилось выбираться из таких передряг. Подумать только, за одну луну жизни бродяги я познала больше, чем за всю свою тупую воинскую жизнь!

И пусть не так высока, пусть не так упитанная, я все же несколько тощевата, но прежняя шелковистая шерсть скрывает ребра. О да, все же она не так лоснится, как от сытной лесной жизни – плевать. Пусть я приобрела за короткий период жизни столько шрамов, что не набирают вояки годами. Я идеальна, даже не сомневайтесь. А идеальна хотя бы потому, что чувствую свое тело. Спросите меня, что это значит? Это значит, что вы не умеете пользоваться своим. На тысячу ладов улыбнуться, а вильнут хвостом лишь один раз, но так, чтобы вы навсегда запомнили меня. Быть может, я все же преувеличиваю, но ничто не заставит меня любить мое тело меньше. Больше – пожалуйста. Ведь все во мне идеально: начиная от пушистого хвоста и заканчивая какой-нибудь глупой чертой. Вроде изящных ушек. Ох, я еще не сказала? У меня потрясные ушки, чудо просто. А еще очень милые усики. Думаю, продолжать мне не стоит – вы и так все поняли?

Я идеал. Я прекрасна и незабвенна, мой лик должен быть запечатлён в вашей головушке надолго. Я могу преподнести себя в нужном свете, ежели вам угодно так. Скрыть свои недостатки и сделать так, чтобы вы запомнили меня. Конечно, вся моя незыблемая с виду красота основывается лишь в правильном поведении и преподнесении себя. Я умею казаться разной, поверьте. Жизнь лгуньи делает тебя той еще актриской. Так что все мое великолепие – лишь маска и тщательно подобранный образ. Я являюсь довольно заурядной со всех сторон особой, только вот у большинства не получается перебороть свою природу, а у меня – вышло. Так что вы просто поверите в мою неотразимость, нежели действительно докажете это. И мой образ будет ассоциироваться у вас исключительно с чем-то прекрасным, но ежели у вас спросят, в чем именно заключается моя очаровательность, так вы и двух слов мне скажете. Припомните только медовые очи да грациозную поступь. Но даже после осознания вы не сможете как-то изменить мой образ в вашей голове. Я прочно засяду туда, да и вам самим не захочется сломать образ прекрасной хрупкой незнакомки. Что уж и говорить, я сама частенько стала забывать, что на деле чуть полновата в бедрах, а кажущееся гибким тело изредка дает сбоит. Сколько раз я упускала добычу из лап только потому, что врожденная кривость дает о себе знать? О, и не счесть. А ежели этого не смогла исправить жизнь воина, то… ничего и никогда.

Моральный очерк:

I'll show you somethin'
If you show me a good time

Чего вы пялитесь на меня? Чего ждете вы от меня? О, дайте я угадаю. Глупых Совушкиных вопросов, детской нелепости и искренности. Но ожидая от меня нелепости, вы наткнетесь лишь на презренный хохот. Да, иногда, бывая слишком часто одна, я позволяю себе хохотать до упаду. Но это вообще ни к чему, я лишь пожелала вам объяснить мое некогда воинское имя, коим я так и не воспользовалась. Хохотунья. Предводитель возжелал наградить меня подобным именем за легкий и игривый нрав. Но я давно уже не гожусь к подобному имени, потому переместила его в прозвища, придавая свой собственный смысл. Все это было как маленькое предисловие к предстоящему расскажу, чтобы вы хоть чуточку осознали всю драму и разочарование. Чтобы вы поняли, чем же я стала в настоящее время.

Я уже упоминала такое слово, как «лгунья»? Пожалуй, оно больше всего подходит под созданный мною образ. Созданный? О, вы ведь помните глупую дурочку, которая столько раз обжигалась, раз за разом повторяя свои нелепые ошибки? Вы ведь помните ту искренность и чистоту, присущую моим очам. Прошу вас – забудьте. Ведь я стерла себя, каждодневно примеряя различные маски. Единственное, чего я не могу, так это быть настоящей. Просто самой собой. Я не могу быть такой ни с кем, даже оставаясь наедине. Я вру, клевещу и сплетничаю за вашими спинами лишь потому, что вы противны мне все, все – до пятого колена. Я совершенно точно ненавижу всех разом. И как в такой жалкой душе умещается столько гнева? Ну, это добро слишком громоздко и обычно лишь мешает. Злобе же достаточно маленького уголка для своих гадки дел. Я довольно хитра, хотя это качество пришло и не сразу. Мне хватает ума быть чуточку изворотливее, идти не вытоптанной тропой, а извилистыми тропками, едва различимыми в густой траве. Быть может я не сразу пойму ваши слабости. Я ведь никогда не претендовала на что-то особенное, никогда не стремилась занять роль знающей кошачьи натуры. Мне нужен разговор – и довольно долгий. Я должна изучить вас, я должна понять, что движет вами.. Я подбираю к вашему сердцу маленькие ключики прямо сейчас, пока вы слушаете этот рассказ.

Безобидна? О, как бы ни так! Я не в состоянии на каике-то подлянки. Я, вероятнее, не смогу сломать вам жизнь или сделать что-то нарочно. Вы можете быть точно умерены: никогда не будет раскрыто ваше убежище, никогда не будет отобран последний кусок. Я все же помню про этот чертов Воинский Закон, как бы то ни было. Я сохранила в себе ту искорку чистоты и невозможности вредить. Зато я умею играть эмоциями, помните? Могу лицемерить только лишь затем, чтобы понравится вам. Союзники, они ведь нужны везде и всегда, а значит, я не гнушаюсь польстить вашему самолюбию для дружбы. Просто оттого, что умею быть такой, какой меня хотят видеть. Если вы любите кротких овечек, то я, так и быть, стану для вас одной из. Я актриса и та еще плутовка, идущая по жизни в припляс. Не ценю собственную жизнь, не трясусь над чужой. Рано или поздно мы все подохнем, так зачем же трястись над своими костями. Я хамка, не гнушаюсь и грубостью. А куда деваться-то? Не мы такие – жизнь такая.

О, на деле не все так просто. Я твержу это своему воспаленному мозгу вот уже не первый день. Я не ценю жизнь. Нет-нет, к чему же она мне? Незачем, отнюдь. Но на деле же я такая пустая, что выть хочется от осознания. Я не признаюсь в этом даже самой себе, но сейчас, так и быть, раскрою вам свои карты. Глупая маленькая девочка, верящая в сказки. Чем я стала? Глупой пустышкой с прожжённой душой. Внутри у меня пустота и мрак, освещаемые лишь следами собственного предательства. Заполняя этот вакуум, я и стараюсь вести себя дерзко. Я стараюсь понравится вам, я стараюсь привязать вас к себе, чтобы раз и навсегда заполнить свою дрянную душу. Но раз за разом у меня не выходит, а я вынуждена признать, что ничего-то и не осталось. Только оболочка, которой все еще хочется ходить и дышать. На деле мне не интересно ничего, я будто бы уснула внутри себя. Я могу заинтересоваться мелочью только внешне, внутренне же быть где-нибудь далеко отсюда. И вы этого не узнаете, ведь умеют же глаза гореть маняще. Все еще умеют. Кстати, я говорила, что больше вам не видать той девочки. Это не так. Если захочется ее видеть, то я с радостью сыграю ее для кого угодно, только если мне пообещают не замечать горечи и сумасшествия, сквозящего в тоне.

Да, я несколько двинулась умом, чего уж там говорить. Ненормальная и отвратительная – вам не захочется знать меня. Не захочется иметь дело с пустой оболочкой, хотя, что я могу поделать? Ничего, верно. Мне самой от себя противно, а долгими дождливыми вечерами я корю себя. Но, спросите вы, к чему же я ушла из племени? Семья излечит любые душевные раны, исправит любого морального калеку. Что же. Мой поход должен был напоминать жизнь пилигрима, ищущего прощения. Не дай Предки вам прознать об этом. Я откушу себе язык на месте, стоит вам только спросить, за какие такие заслуги я отправила себя в подобное наказание. Хоть я и люблю играть, все же большинство времени я провожу одна-одинешенька, вдали от живых душ. Я привыкла говорить сама с собой потому, что лунами могу никого не замечать.

И, пожалуй, мое гадкое поведение лишь защитная реакция. Я защищаю маленького ребенка, живущего глубоко на дне, которого и растормошить-то больше, вероятно, не удастся. Я трус. Жалкий трус, бегущий от самого себя, от сознания и от здравого смысла. Вы ничего не поняли? О, добро пожаловать в мой мир! Тут всегда царит непонятно что, а сути уловить почти невозможно. Я безумна? Хм, что-то в этом есть.

Мемуары:

Cause I'm a low life, and I'm loving it
I've got the whole damn world in the palm of my hand
I'm a low life, so fucking deal with it
No you can't change something that you don't understand

Пожалуй, я промотаю свое из ряда вон скучное детство и не стану вам рассказывать про маленькую глупую Совушку. Вы, вероятно, и сами застали ее, вместе с глупыми вопросами и ворохом энергии. Мне даже как-то противно вспоминать о том периоде моей жизни. О, откуда эта доброта? Ну да забудем. Перенесемся, пожалуй, на времена моего ученичества. Время переломное, бесспорно. Я была прекрасным учеником. Таким прекрасным, что променяла дружбу на вечные охоты и тренировки. Я забыла друзей, забыла племя, забыла саму себя за вечным постижением идеала. Хотела стать лучшей, идиотка. Хотела показать им всем, что они не правы, смеясь над доброй пташкой. Искренней. Я бы глянула, как все сейчас смеются надо мною. Но что-то мы отклонились. Был у меня друг. Я умолчу его имя, хотя бы лишь для того, чтобы не смущать собственную память и бороздить собственные раны. Угораздило меня привязаться к этому комку меха, да потом как-то отвязаться не получилось. А он, придурок, все бегал за мною, пытался поговорить. А я чувствовала себя виноватой. Было глупо, в общем. Пока однажды он не пропал, а позже его нашли растерзанного. Зрелище то еще, скажу вам. И знаете. А я ведь так любила своего плюшевого друга, так дорожила им. Что не выдержала. Каково это – ощущать собственный камень на душе просто потому, что каждый вечер ты слышишь ту его нескладную фразу, брошенную как бы важно. Он зовет тебя, он, друг. Он не умеет охотится, не любит, но идет с тобой только затем, чтобы провести какой-нибудь вечер вдвоем, вместе, как в старые времена. А ты бросаешь хлесткое «нет», прибавляя что-то про его извечный топот. Спугнет всю добычу. А он обижается, он ведь у меня такой ранимый. Был. Наткнулся на волка, а будь рядом я, будь я всего лишь рядом!

Я предала. Я дала подохнуть, как какому-то кролику одну из самых ценных душ. Я посмотрю, что станется с вашей доброй детской психикой, стоит пережить такое. А мне никто не говорил этих пустых фраз, вроде «ты не виновата»! Потому что я никогда не показывала себя виноватой. Я доучилась еще две луны, просыпаясь с мыслью, что мои лапы по грудину в крови. В его крови. И  я ходила на охоту, хотя когда-то отказалась. Я чуть не сошла с ума, чуть не свихнулась. А вы, вы глядели на меня и думали, что я становлюсь взрослой. Вы кивали и говорили, что так и надо, что давно пора взяться за ум. Да я чуть не подохла в собственном теле, идиоты! И тогда я стала готовиться. К чему? К побегу, естественно! Глянула бы я на вас, как бы прижились в месте, где все напоминает о нем. Как бы вы упорно спали на его подстилке лишь потому, что видели одобрительные взгляды. Вот, мол, дружба. Я замыкалась в себе, я становилось безумной от своего одиночества в толпе. Мне никто не помогал. Потому, что я не просила помощи. Мне никто уже не мог помочь. Это отвращение к самой себе, этот гнев и ярость, выжирающие твои внутренности день за днем. И я не выдержала. Не смогла, я струсила, я просто.. нет.

И меня посвятили. С почестями, как примерную ученицу. Несколько лун назад я бы, вероятно, визжала от восторга. Но не сейчас. Притворная улыбка, счастье, рисуемое на публику. Тогда я впервые солгала всем, впоследствии проворачивая весь этот трюк каждодневно. Я высидела эту чертову ночь бдения. Высидела в полном молчании, уже готовая. Я же готовилась, помните? На время наша дражайшая Целительница стала моей невольной наставницей. Я следила за каждым ее шагом, я наблюдала за всеми действиями. Я ненароком спрашивала про травы, училась их собирать и заготавливать. Да, я умела охотится и драться, я могла прокормить себя, могла постоять за собственную шкуру. Ноя не смогла бы спасти эту же шкуру от кашля. Или тех же слишком серьезных травм. Посему пришлось пройти краткий экскурс, благо, я не была глупой. Так что основы я знаю, а там как-нибудь подтянусь.

И я дала стрекоча. Сказала, что на первую охоту в шкуре воина, а на деле же просто умыкнула из лагеря, больше никогда туда и не вернувшись. Искали ли меня? Моей воспаленной душеньке было откровенно плевать, ведь я далеко уже ушла. Не пересекая соседских территорий, естественно. И был такова. Превратилась в странствующего пилигрима, пытающегося зализать собственную израненную душеньку. Приличное время просто странствовала да бродила, избегая знакомств. А оно мне надо, скажите? Но позже все же перестала дичиться, ведь знакомства, они не помешают, верно? Было ли мне тяжело. Хм, а вы как думаете? Я голодала, мне было холодно, я была мокрая от проливных дождей. Я спала в вонючих норах. Это выше меня, выше всякого терпения. Я думала, что просто сброшусь с какого-нибудь дерева. Ан нет. Ко всему привыкаешь. Да и охотиться на саму себя было как-то определенно проще. Поймал – съел. И не заботы о ком-то непонятном. Ты сам за себя. И лишь жизнь твой учитель. Что же я делала в этих бегах? Я пыталась понять, что же делать. Что делать дальше. Ведь  чувство предательство все еще преследовал меня во снах. От него не отмыться, от него не сбежать. Как бы далеко в горы я не забралась. Как бы высоко на дерево я не залезла. 

II. OВас:

Другие персонажи:
Костоломка;

Судьба персонажа:
Пропадет без вести в горах;

Время на форуме:
день\через день;

Связь:

Текст
http://s5.uploads.ru/t/TI10l.png

Текст
http://s5.uploads.ru/t/QW6v5.png

Текст
http://s4.uploads.ru/t/WzE8F.png

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

[align=center]http://s4.uploads.ru/t/j3X9R.png

*анкета с поправками от 10.05.2015